Тайны военной истории

Источник: Поисковый отряд «Витязь», Челябинская обл.
БОЙЦЫ САТКИНСКОГО ПОИСКОВОГО ОТРЯДА «ВИТЯЗЬ» ПРИНЯЛИ УЧАСТИЕ В ОЧЕРЕДНОЙ ПОИСКОВОЙ ЭКСПЕДИЦИИ, ПРОХОДИВШЕЙ С 20 ПО 30 СЕНТЯБРЯ В КРЫМУ БЛИЗ КЕРЧИ.

Экспедиция, организованная в рамках проекта «Научно-методический
поисковый центр», носила разведывательный характер. Ее участники искали передовые позиции советских войск в районе высоты 92,7, находящейся в 2 км к северо-востоку от поселка Бондаренково. В 1943–1944 гг. немецкие оборонительные рубежи северо-восточнее Керчи на несколько месяцев стали непреодолимым препятствием для войск Отдельной Приморской армии.
Высота 92,7, на которой был оборудован один из опорных пунктов, играла важную роль в системе обороны противника и была захвачена нашими войсками после ожесточенных боев в январе 1944 г. В ходе разведок, проведенных специалистами Восточно-Крымского центра военно-исторических исследований в начале лета этого года, ряд объектов, имеющих отношение к зимним боям 1944-го, был обнаружен и к западу от высоты. Видимо, это был крайний рубеж, достигнутый в ходе январ- ского наступления подразделениями 128-й горно-стрелковой дивизии.

— В ходе работ мы совместно с поисковым отрядами «Разведка» (Казань),
«Сивашский плацдарм» (Красноперекопск, Крым) и региональным отделением «Поисковое движение России» в Севастополе исследовали найденные позиции, вскрывали выявленные в ходе разведок траншеи. Каждая находка, сделанная нами, подкидывала новую загадку. Что за подразделение здесь находилось, кем были погибшие, отступали они или оборонялись, почему при них не было оружия, но был полный
комплект боеприпасов, кому принадлежала найденная нами генеральская пуговица? Дело в том, что в архивных документах эпизод о проходивших здесь боях не нашел никакого отражения, — говорит командир саткинского поискового отряда «Витязь» Сергей Мавлетов.

За десять дней экспедиции было сделано много находок, но самая глав-ная — воронка порядка 6 м в диаметре, ставшая братской могилой более чем для десятка солдат.

— Это еще одна откровенная и ужасная иллюстрация войны, открывшаяся нам. Страшная своей безусловной очевидностью и множеством оставшихся вопросов. В такие моменты особенно остро осознаешь, что как бы хорошо мы ни копали, достойно предать павших
воинов земле непросто, а увековечить их имена иногда почти невозможно.

Эту могилу мы специально не искали. Обнаружили небольшой шурф местные поисковики, имеющие большой опыт работы в этих краях, они интуитивно почувствовали, что надо копать, найти стенки и дно, выяснить характер объекта. Останки обнаружились на глубине трех штыков, и почти сразу стало ясно, что погибших много. Мы помогали про-
водить эксгумацию, — вступает в разговор заместитель командира поискового отряда «Витязь» Павел Зызин. — Когда-то здесь была большая воронка, ставшая братской могилой: на вскрытой площади тела бойцов, небрежно брошенные и переплетенные, образовали страшный круг, «стекающий» спиралью в центр ямы. Они обуты в ботинки, одеты в шинели, с карманами и брезентовыми сумками, набитыми вин-товочными патронами, но ни оружия, ни снаряжения, ни личных вещей. Лишь выпавший у кого-то значок ГТО, самодельный нательный крестик и обрывки красноармейской книжки… Но ничего,
что было бы способно указать на их личности и на то, когда они погибли.

Все найденные в ходе экспедиции предметы были переданы в музей Восточно-Крымского центра военно-исторических исследований. Теперь его сотрудникам предстоит проанализировать полученные сведения. И возможно, одна из многих тайн военной истории Керчи будет открыта.

— И всё же нельзя сказать, что мы вообще ничего не привезли с собой. Мы приобрели новый опыт. И очень благодарны за него руководителю вахты Владимиру Симонову. Ни в одной другой местности, где проходили поисковые экспедиции ранее, мы не сталкивались с такой почвой, как в Крыму, — плотной глиной, превратившейся за лето в «бетон». 22 сентября пошел сильный дождь, работы в поле были приостановлены. Но слабая надежда на то, что он сделает помягче неподатливый глинистый грунт, развеялась с первыми попытками воткнуть в землю лопаты.

Через два дня приспособились к раскопкам, но до этого сломали две лопаты, — говорит Сергей Мавлетов. — Главная цель участия в поисковых экспедициях, которую мы ставим перед собой, — не пополнение фонда музея нашего поискового отряда, который, кстати, откроется совсем скоро. Первоочередная задача каждого нашего бойца — найти на поле боя павших воинов, захоронить их останки со всеми почестями и по возможности вернуть им имена.

— А где расположится музей «Витязя»? — спрашиваю я.

— В школе № 5, на втором этаже. Посетить его смогут все желающие.
Экскурсии в нем будут организовывать по предварительной заявке. Также постоянная экспозиция, знакомящая посетителей с работой нашего отряда, будет располагаться в музее «Гранит», — отвечает Сергей.

— До начала нового сезона поисковых работ наши бойцы будут проводить «Уроки мужества» в школах нашего района, а возможно, и других городах Челябинской области. У нас уже много предложений. Ну а в следующем году надеемся принять участие в очередной экспедиции в Крым, продолжить разгадывать тайны военной истории. Хочется поблагодарить Группу Магнезит и администрацию Саткинского района за материальную поддержку, без которой наша поездка не состоялась бы.

фото из архива поискового отряда «Витязь»,
Газета «Магнезитовец», № 40 от 14 октября 2016 года.

Ксения МАКСИМОВА,


100-100